Авторизация    
Logo Site
 
   
 
Авторизация
 
 
Навигация
  Главная От Редакции Наше Мнение Открытые письма Пресс-релизы Профсоюз Провизоров
Добавить новость Новое на сайте
 
 
 
Опрос на сайте
 
 
Популярные статьи
 
 
Архив новостей
Ноябрь 2017 (4)
Октябрь 2017 (4)
Сентябрь 2017 (3)
Июль 2017 (4)
Июнь 2017 (3)
Май 2017 (2)
 
 
 
 
Как связаться
Вы можете связаться

с Редакцией Provizor.Ru:

а так же через фому обратной связи

Контактный телефон в Москве:
+7 (499) 380-83-01

Skype:
Skype MeT!
 
 
Провизор в сетях
 
 
 
 
 
 
» » Просто таблетка. Анастасия Нарышкина.Журнал Компания.N38


Архив : Просто таблетка. Анастасия Нарышкина.Журнал Компания.N38
автор: drwet 16-10-2001, 14:05 Просмотров: 729
  • 0

Вам понравился наш сайт, наши статьи и расследования? Поддержите нас. Присоединяйтесь к нам на Фейсбук -
 

По-английски она уважительно именуется the Pill - пилюля. Именно так, с заглавной буквы. Западное общество с почтением относится к товару, принципиально изменившему жизнь во всем мире - даже в тех странах, где его почти не знают. Ведь сексуальная революция - детище <таблетки>. Но 40 лет назад, когда the Pill появилась на рынке, ее изобретение приписывали непосредственно дьяволу, который посмел вмешаться в божественный промысел. Люди безупречно нравственные утверждали, что таблетка способствует внебрачным связям, а производители только огрызались. Страсти разгорались примерно такие же, как сейчас вокруг клонирования, только еще сильнее: все-таки секс - это касается всех. Ну, или почти всех. На самом деле отцом противозачаточных таблеток (их еще называют оральными контрацептивами, ОК) считают никак не дьявола, а мирного американского биохимика Грегори Пинкуса (1903 - 1967), директора лабораторий Уорчестерского фонда экспериментальной биологии в Шрусбери, Массачусетс, выходца из русско-еврейской семьи, уроженца Нью-Джерси. В 1953 году он попросил различные компании прислать ему на испытание образцы определенных химических соединений. Один из них - норитенодрел, производимый компанией Searle, оказался эффективным. Потом к нему добавили еще один компонент - местранол. Именно такое сочетание американская Searle вскоре выпустит на рынок США под названием <Эновид>. Это была первая в мире противозачаточная таблетка. В России, кстати, она известна под маркой <Демулен> - производитель вплоть до недавнего времени поставлял этот раритет к нам в страну. Благодарные потомки подробно описали всю эпопею - в ней принимали участие многие замечательные ученые и несколько прогрессивных женщин, подтолкнувших Пинкуса на его труды. Но злые языки утверждают, что еще в 1951 году гормональную контрацепцию рассматривали как способ контроля рождаемости в <третьих странах>. Ирония судьбы в том, что именно там ее почти и не используют. Кстати, применять ее можно только тогда, когда никто из любовников не страдает заболеваниями, передающимися половым путем. Так что процент потребителей пилюли показывает, насколько пары в той или иной стране доверяют друг другу.

Полная, но не окончательная Спустя год после Searle, в 1961-м, немецкая Schering выпустила свои таблетки - <Ановлар>. Нельзя сказать, что они расходились как горячие пирожки. Государственные структуры разных стран, заботясь о нравственном здоровье населения, сначала не разрешали таблетку вовсе (к примеру, в Канаде она была легализована в 1969 году), потом - только по рецепту и только замужним женщинам. Примерно до 1968 года пилюлю разрешалось использовать исключительно в лечебных целях, а отнюдь не для контрацепции. В Schering вспоминают, что описание препарата, вложенное в каждую упаковку, упоминало о противозачаточном эффекте лишь вскользь. Но в результате таблетка совершила победное шествие по миру, вложив свою лепту в победу мировой сексуальной революции. А в России о пилюле вообще ничего не знали. Как пишет ученый Игорь Кон, Минздрав разрешил ее только в 1971 году и в лечебных целях, а не как средство контрацепции. Надо сказать, что взамен Минздрав не предлагал населению почти ничего, причем это <почти> было такого низкого качества, что лучше бы его не было вовсе. В результате в 1985 году в РФ было сделано 4,2 млн абортов (в 2000 году, для сравнения, - 2 млн). Привычное население, как показали опросы, рассматривало эту операцию как метод планирования семьи. Опросы, проведенные Госкомстатом СССР в 1990 году, показали, что из всех опрошенных (а это 93 тыс. женщин репродуктивного возраста) 57% никогда не применяли никаких контрацептивов, а 6% и вовсе не слышали, что они существуют. И вот на это непаханое поле в конце 80-х пришли западные фармацевтические гиганты. Казалось, успех им обеспечен. Но что считать успехом?

Широкие возможности

Виктор Гайслер, глава представительства Schering в России: <Ко>: Господин Гайслер, с чем столкнулись первые производители оральных контрацептивов? Виктор Гайслер: Надо помнить, в какой социополитической обстановке происходило внедрение таблетки. Это был 1961 год, и тогда было совсем другое представление о сексуальности и о совместной жизни двух людей. Подобные сложности были и со спиралями, которые старше оральных контрацептивов. Когда они появились, многие думали, что они способствуют излишней сексуальной раскрепощенности, развязности, внебрачным связям. Те же упреки были адресованы оральным контрацептивам.

<Ко>: А как это было в России?

В.Г.: В России никогда не было производства гормональных контрацептивов, и десять лет назад в России мы находились в такой же ситуации, как и 40 лет назад в Германии, когда ни у кого не было опыта обращения с ними и когда и врачам-гинекологам, и потребителям надо было объяснять, что это такое. К примеру, раньше врачам в институтах вообще не давалось никакой информации о гормональной контрацепции.

Какова динамика продаж оральных контрацептивов в мире?

В.Г.: Я хотел бы сказать, как к ним относятся женщины. В Германии их считают приемлемым для себя методом предупреждения беременности примерно 35% женщин от 16 до 39 лет. Это значит, что они принимают таблетки регулярно. В России 36 миллионов женщин фертильного возраста, и только 2 - 3% из них регулярно используют гормональные контрацептивы. Если взять официальную статистику, то в ней степень приемлемости выше - около 10%. Это легко объяснить: в официальную статистику попадают не только постоянные потребительницы, но и женщины, которые купили препарат один-единственный раз.

<Ко>: Почему в России процент потребителей так низок?

В.Г.: В России контрацептивы применяют десять лет, а в Германии - 40.

<Ко>: Не думаете ли вы, что на низкий уровень потребления влияет цена?

В.Г.: При покупке гормональных контрацептивов в России женщины должны сами оплачивать 100% их стоимости. Но если сравнить цены на оральные контрацептивы с ценами, к примеру, на косметику, которую женщины покупают, несмотря на ее дороговизну, можно сделать вывод, что гормональная контрацепция и ее широкие возможности еще недостаточно хорошо известны. Здесь нужно проводить серьезную разъяснительную работу.

<Ко>: Каков объем ваших продаж в России?

В.Г.: В 1991 году мы начали наши обороты с нуля, а к началу 1999 года достигли оборота в DM20 млн. Успех пришел позже. Мы надеемся, что в 2001 году мы достигнем цифры в DM55 млн.

<Ко>: 30% этой цифры приходится на гормональные контрацептивы?

В.Г.: Вы правы.

Зато мы делаем ракеты

Правда, и в России была попытка наладить собственное производство ОК. В июне 1994 года Минздрав разрешил к применению произведенный ООО <Биореактор> (это московская фармацевтическая компания, открытая в 1990 году) монофазный препарат <Эгестренол>. <Это единственный российский препарат, - говорит профессор Вера Прилепская, президент Российского общества по контрацепции и руководитель отделения Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии. - Он успешно прошел клинические испытания в нашем центре и соответствовал мировым требованиям, но не нашел широкого распространения>. <Эгестренол> начали производить по заказу Минздрава в рамках федеральной программы <Планирование семьи>, вспоминает генеральный директор <Биореактора> Александр Дикарев. Деньгами помог Фонд поддержки малого предпринимательства, с которым <Биореактор> до сих пор не может расплатиться. Первые партии были выпущены под маркой <Биореактора> на заводе <Акрихин>, потом - на собственных мощностях фирмы. Препарат был втрое дешевле импортных, он закупался Минздравом на корню и бесплатно распространялся по разным медицинским учреждениям - для раскрутки. Но проект провалился. <В 1997 году мы выпустили <Эгестренол> последний раз, - говорит Дикарев, - на этом все и закончилось. Он у нас не пошел - мы не смогли сделать соответствующую рекламу, препарат оказался не раскручен. В прайс-листе стоит, а заказов нет>. Самое обидное, что <Биореактору> не хватило сущего пустяка: Александр Дикарев считает, что на раскрутку нужно $30тыс. - $35 тыс. <Сейчас мы занимаемся дженериками - препаратами, которые делают и все остальные, - говорит он, - а вот то, на что делали ставку : Мы не оставляем надежду, что вернемся к <Эгестренолу>, хотя время в какой-то степени ушло - появились новые импортные усовершенствованные препараты>.

Мировой рынок

Ежегодно в мире 100 - 120 млн женщин используют ОК. По оценке специализированного журнала <Ремедиум>, мировой рынок оральных контрацептивов в 2000 составил $1,18 млрд. По данным компании IMS Health, объем всего российского фармацевтического рынка в 2000 году составил $3,5 млрд. На долю контрацептивов приходится около 10%, т. е. примерно $350 млн.

Больше за ОК в нашей стране никто не брался. Во всяком случае, в базе данных НИИ экономики медицинской промышленности (НИИЭМП) отечественные ОК не фигурируют. Может быть, желающих нет из-за того, что это дорогое и сложное производство. <Чтобы запустить такой препарат, нужно около $1 млрд, - говорит академик Владимир Серов, президент Российской ассоциации акушеров-гинекологов. - Конечно, хотелось бы, чтоб на рынок выходили отечественные препараты, и возникает мысль, уж не лоббирует ли наша администрация интересы западных фирм>. Но в России и без лоббистов хватает проблем. Александр Дикарев считает, что их как минимум две - это субстанции, т. е. составные части противозачаточной таблетки. Их у нас не выпускают. Вторая - это сложная технология производства. <Очень маленькая дозировка, - поясняет Дикарев, - нужна четкость и аккуратность. А так особых трудностей нет>.

Лидеры российского рынка За 1 полугодие 2001 в России было продано ОК на $15,866 (в розничных ценах). Наибольшей популярностью (в порядке убывания) пользуются препараты <Марвелон>, <Мерсилон>, <Диане-35>, <Три-регол> и <Логест>, причем доля первых трех составляет 46,2%. По объемам продаж на первом месте - Organon International, на втором Schering AG, на третьем Gedeon Richter. Эти фирмы поделили между собой 97,7% российского рынка ОК. По данным аналитической компании RMBC

Укололся и пошел

Надо сказать, что таблетка до сих пор остается предметом споров - и в России, и на Западе. По данным исследовательской компании <КОМКОН-Фарма>, 4% российских врачей-гинекологов <определенно согласны> с утверждением, что ОК серьезно нарушают гормональный статус женщины, еще 7% <скорее согласны>, 38,8% <скорее не согласны>, и лишь 22,9% <определенно не согласны> с этим утверждением. Да и сами производители приводят в листе-вкладыше внушительный список противопоказаний и побочных действий. Потребительницы, правда, больше всего боятся не головной боли, снижения настроения, тошноты, болевых ощущений в области желудка, повышения артериального давления, пигментных пятен на лице или плохой переносимости контактных линз (такой список возможных последствий приводит одна уважаемая фирма), а опасаются потолстеть.К тому же представительницы женских движений утверждают, что таблетка, конечно, женщину раскрепостила, но за счет женского же здоровья. Мужчины ведь не пьют всякую <гадость>, и это обидно. Наконец, есть у таблетки еще один недостаток - она не спасает от заражения. <Женщины всего мира в основном заражаются при сексуальных контактах с инфицированным мужчиной, - пишет журнал <Планирование семьи>. - Из 10 миллионов ВИЧ-инфицированных женщин подавляющее большинство, как ни парадоксально, - это жены, заразившиеся от своих мужей, пренебрегающих презервативом. Исследования, проведенные в Мексике, показали, что только 0,8% всех известных случаев СПИДа обнаружено у лиц, оказывающих профессиональные сексуальные услуги. Свыше 90% ВИЧ-инфицированных женщин заразились при половых контактах>. Это были те самые, которые абсолютно доверяли своим мужьям. Человечество все-таки учитывает распространение СПИДа. По данным исследования , проведенного в 2000 году компанией SSL International plc (она известна своим брэндом Durex), самый популярный метод контрацепции - презерватив. Его использует 41% опрошенных (опрос проходил в 27 странах, в нем приняли участие 18 тыс. человек, поровну мужчин и женщин, в возрасте от 16 до 55 лет). Противозачаточные таблетки применяют 19% респондентов, 8% используют так называемые естественные методы, а 13% полностью полагаются на судьбу. Кстати, в России (см. таблицу) процент использующих презерватив довольно низкий - 28% против, скажем, 52% в США. А вот таблетки применяют 6% - меньше только на Тайване (4%), в Японии (1%), а также в Индии и Греции (по 5%). Любопытно, что на такую крайнюю меру, как стерилизация, соглашаются 2% российских женщин и совсем не идут мужчины. Время не стоит на месте, и появляются все новые и новые средства - презерватив для женщин, к примеру, долговременные инъекции и проч. Правда, до сих пор все медикаментозные методы (это когда надо что-то пить, колоть или вводить в организм) создавались исключительно для женщин, которым это не всегда нравится. В выступлениях феминисток все чаще звучит мотив <сладку ягоду рвали вместе, горьку ягоду - я одна> и <у мужчин не бывает целлюлита, вот пусть они и пьют таблетки>. Фармацевтические гиганты вняли их хору и взялись за исследования. Продвигаются они не так быстро, как хотелось бы дамам. Мужская гормональная система работает не так, как женская - не циклически, а непрерывно, отсюда необходимость принципиально новых методов. В этом направлении работают несколько мировых гигантов. Schering, например, обещает создать их через пять лет. Это будут инъекции больших доз гормона тестостерона. С пилюлями для мужчин ничего не вышло - во время испытаний выяснилось, что они напрочь убивают всякое желание.

Потенциальный рынок сбыта

В России 78,1 млн женщин, среди них большая часть (38,6 млн) - детородного возраста. Только 25% из них используют современные методы контрацепции. семь из десяти беременностей в России заканчиваются абортом. Около 7 млн супружеских пар бесплодны, из них 55% - после аборта. 30% материнской смертности - последствия абортов.

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.




  • 0
 Комментарии Комментарии (0)  Распечатать страницу Распечатать
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 
 
 
   
Все права защищены (c) 2000-2014 Газета "Аптека"