Авторизация    
Logo Site
 
   
 
Авторизация
 
 
Навигация
  Главная От Редакции Наше Мнение Открытые письма Пресс-релизы Профсоюз Провизоров
Добавить новость Новое на сайте
 
 
 
Опрос на сайте
 
 
Популярные статьи
  • Трудо выебудни. Дело о непрерывном фармацевтическом образовании. НМО как проблема фармацевтической отрасли.
  • Тысячи аптечных точек в продуктах. Почему бы и нет. Новые тренды в борьбе за маркетинговые бюджеты.
  • Местная фармацевтическая мафия пытается прикрыться профессиональными участниками рынка. Кто “просит заблокировать Озон”? А, Аптеки..
  • Владельцам, основателям, инвесторам. Яндекса, Протека, Катрена, Сбера и другим. Обращение.
  • Президент России и реформа системы государственных закупок с помощью НКО. Угрозы. Страхи. Ожидания.
  • Союз педиатров обновил рекомендации по лечению ОРВИ у детей.
  • Фармацевтическая реклама. Опять хуже. Ангидак. Новопассит.
  •  
     
    Архив новостей
    Ноябрь 2018 (2)
    Октябрь 2018 (8)
    Сентябрь 2018 (11)
    Август 2018 (2)
    Май 2018 (4)
    Апрель 2018 (2)
     
     
     
     
    Как связаться
    Вы можете связаться

    с Редакцией Provizor.Ru:

    а так же через фому обратной связи

    Контактный телефон в Москве:
    +7 (499) 380-83-01

    Skype:
    Skype MeT!
     
     
    Провизор в сетях
     
     
     
     
     
     
    » » Лекарство? Конкуренция? Скандал?


    Архив : Лекарство? Конкуренция? Скандал?
    автор: drwet 9-08-2001, 23:28 Просмотров: 1 022
    • 0

    Вам понравился наш сайт, наши статьи и расследования? Поддержите нас. Присоединяйтесь к нам на Фейсбук -
     

    Продукция концерна "Байер" была и остается одной из самых качественных в мире. Очевидно, что несмотря на предстоящие проблемы специалисты компании смогут защитить качество своей продукции и ответить по любому иску. А вот что смогут противопоставить искам немецкого производителя сотрудники СМИ - это вопрос.

    Теперь факты.

    По заключению "американской комиссии" , опять же "возможно" прием препарата стал "причиной" смерти пациентов.

    Сколько пациентов умирает ежегодно от неправильного приема лекарств? Количество таких случаев значительно больше. Совсем недавно наша редакция получила информацию о неблагоприяных последствиях приема одного американского ненаркотического анальгетика у тяжелого онкологического больного. Причина- не хватало наркотического средства и через короткое время пациенту вводился анальгетик. В аннотации к препарату было четко указано, что этого делать нельзя. Неграмотный подход к применению лекарственных средств не означает, что лекарственное средство опасно само по себе.

    Сколько пациентов умирает от отсутствия медикаментозной помощи вообще?

    Общепринятая мировая практика- приостановить программы продвижения препарата на рынок и его продажи в мире по минимальному подозрению на не выявленное ранее действие лекарственного средства.

    Теперь, что касается конкурентов немецкого производителя. Конкретно в РФ <Байер> конкурирует в группе препаратов для снижения уровня холестерина с двумя американскими компаниями. И если в мире порядка 5 миллионов человек принимают <липобай>, то они не принимают аналогичный препарат другой компании. Кстати, все лекарственные препараты этой группы, выпускаемые известными мировыми производителями и продаваемые в РФ имеют высокое качество и высокую стоимость ( все лекарственные средства на территории РФ проходят многочисленные серьезные клинические испытания).

    Основной проблемой сегодняшнего дня в РФ является огромное количество пищевых добавок для снижения холестерина сомнительного качества и очень высокой цены, рекомендуемых не врачами, а посредством массированной рекламы. Случайно, большинство из этих продуктов имеет американскую природу. Смысл проведенной РR акции может расцениваться однозначно- раз от лекарств умирают, будем лечиться <супер> таблетками и пилюлями. Там нет ни показаний - они, как правило, от всех болезней, у них нет противопоказаний (в смысле их никто не выявлял).

    Проблемы у производителя из Германии в РФ действительно были и будут. Но причины этих проблем заключались в крайне низкой квалификации и компетенции местных сотрудников, обслуживающих концерн (будь то дочернее предприятие <Байер> или уполномоченная компания). Сейчас вместо того, чтобы отстаивать интересы производителя перед лицом общественности или в суде местная компания, продвигающая на российском рынке продукцию концерна дает только рекомендации о необходимости изъятия из продажи известного в мире препарата.

    Материал АВГУСТА Скандал с препаратом "Lipobay": кто виноват - врачи, концерн или закон? 21.08.2001 14:20 | Немецкая волна

    Вот уже вторую неделю не только в Германии, но и во всём мире не утихают страсти, вызванные решением немецкого химико-фармацевтического концерна "Байер"снять с рынка препарат, известный в Европе под названием "Липобай"("Lipobay>), а в Америке - под названием "Бейкол"("Baycol>). Чтобы понять, какие острые проблемы кроются за этой историей, я решил сегодня дать слово как можно большему числу экспертов. Тот факт, что по одним вопросам они высказывают сходные, а по другим - противоположные мнения, лишний раз подчёркивает сложность проблематики и неоднозначность ситуации, как это, впрочем, нередко бывает в научном мире. Но сначала - небольшое пояснение: Одним из главных факторов, увеличивающих риск инфаркта миокарда или кровоизлияния в мозг, является гиперхолестеринемия, то есть повышенное содержание холестерина в крови. Собственно, решающим является не само содержание холестерина, а соотношение его в липопротеидах низкой и высокой плотности. Первые участвуют в доставке холестерина в кровь, вторые выводят его из организма. Повышенное содержание липопротеидов низкой плотности способствует развитию атеросклероза и тем самым увеличивает риск инфарктов, инсультов и тяжёлых нарушений кровообращения. Порой гиперхолестеринемия бывает вызвана малоподвижным образом жизни или неправильным питанием, но во многих случаях она обусловлена генетическими факторами и не может быть компенсирована диетой или спортивными упражнениями. Эффективные гиполипидемические препараты, то есть лекарства, способные снижать уровень холестерина в крови, появились сравнительно недавно и произвели подлинную сенсацию в медицине. Как правило, в их основе - субстанции, принадлежащие либо к группе статинов, либо к группе фибратов. И разработанный концерном "Байер" препарат "Липобай>, или "Бейкол>, также содержал один из статинов - церивастатин. Препарат поступил в продажу в 1997-м году, и по состоянию на середину нынешнего года его принимали 6 миллионов человек по всему миру, 300 тысяч из них - в Германии. "Липобай"являлся одним из самых прибыльных медикаментов концерна "Байер>, уступая пальму первенства разве что аспирину. Именно поэтому решение концерна об изъятии препарата с рынка произвело впечатление разорвавшейся бомбы и привело к падению биржевого курса акций компании почти на 20 процентов. Оказалось, что "Липобай"- особенно в сочетании с другими препаратами того же назначения, но на базе фибратов, прежде всего с "Гемфиброзилом>, - может вызывать так называемый рабдомиолиз - распад мышечной ткани. В отдельных, особо тяжёлых случаях, продукты распада закупоривают почечные протоки и приводят к смерти пациента. На сегодняшний день уже известно о 52-х случаях летального исхода, возможно, связанных с приёмом "Липобая>. Из них 31 - в США, 4 - в Испании. А в Германии? Ульрих Хагеман, сотрудник Федерального института лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения в Бонне: - Мы имеем на сегодня в Германии 90 сообщений о случаях рабдомиолиза разной степени тяжести. Шесть случаев закончились смертью пациентов. Выступая на пресс-конференции, посвящённой решению об изъятии "Липобая"с рынка, председатель правления концерна "Байер"Манфред Шнайдер с трудом сдерживал эмоции: - Отзыв нашего гиполипидемического препарата "Липобай"("Бейкол>) - это, вне всякого сомнения, исключительно серьёзное событие крайне негативного характера. Но, руководствуясь интересами безопасности и здоровья пациентов, мы сочли, что у нас нет иного выхода, кроме как изъять препарат с рынка. - Позвольте мне сделать одно замечание сугубо личного характера: я переживаю это событие очень тяжело. Хочу выразить соболезнование родственникам всем тех, чья смерть, возможно, связана с приёмом нашего препарата. Естественно, возникает вопрос: как такое могло произойти? Профессор Петер Шёнхёфер, бывший директор Института клинической фармакологии в Бремене, а ныне редактор выходящего в Берлине независимого бюллетеня "Арцнай-Телеграмм>, посвящённого вопросам безопасности лекарств, говорит: - Сегодня процедура допуска лекарств настолько ускорилась в интересах фармакологической промышленности, что клинические испытания не могут быть проведены должным образом. О многих побочных реакциях мы узнаём лишь после того, как препарат попадает на рынок. Однако профессор Бернд Людеритц, директор Кардиологического центра Университетской клиники в Бонне, с этим тезисом не согласен: - Нет, медикамент прошёл очень тщательные клинические испытания. Лишь по результатам этих испытаний он и был допущен на рынок, назначен миллионам пациентов. Другое дело, что при столь массовом применении могут дать о себе знать и такие побочные реакции, которые не проявились в ходе испытаний с ограниченным числом участников. Проблема тут - не в процедуре испытаний, а в одновременном приёме препаратов на базе статинов и на базе фибратов. О том, что такое сочетание чревато побочными реакциями, врачи знали давно. Однако оказалось, что в случае "Липобая"("Бейкола>) эти осложнения носят наиболее тяжёлые характер и могут, как мы теперь знаем, привести даже к смерти пациента. Сходного мнения придерживается и Ульрих Хагеман, сотрудник Федерального института лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения в Бонне: - Это исключительно редкая побочная реакция. Настолько редкая, что никакие клинические испытания не могут её выявить просто по причинам статистического характера - для этого численность групп пациентов, на которых испытывается новый препарат, слишком мала. А директор того же института, профессор Харальд Швайм, указывает на такой аспект проблемы: - Несмотря на эту историю с данным конкретным медикаментом, я полагаю, что у группы статинов в целом сохраняется очень высокое положительное соотношение между полезным эффектом и риском, поскольку тяжёлые побочные реакции возникают всё же крайне редко. В конце концов, это вопрос медицинской культуры: с какой степенью риска мы готовы смириться ради того, чтобы предотвратить такие гораздо более вероятные события, как инфаркт миокарда или инсульт. Эту точку зрения разделяет и Винфрид Байль, профессор Высшей медицинской школы в Ганновере: - Статины как группа биологически активных веществ известны с середины 80-х годов. Большинство созданных на их базе медикаментов весьма успешно прошли долгие клинические испытания. В качестве примера тут можно назвать испытания сходного препарата на базе симвастатина, проведённые в Скандинавии. Они продолжались 5 лет и охватили 4444 пациента. При этом был отмечен один единственный случай почечной недостаточности, вызванной приёмом медикамента. В ходе других испытаний, также продолжавшихся 5 лет и охвативших ни много ни мало 15 тысяч пациентов, не выявлено ни одного случая рабдомиолиза. Да, врачи знали, что в очень редких случаях препарат может вызывать воспаление мускулатуры и уж в совсем исключительных случаях - распад мышечной ткани, способный привести к закупорке почек. Но это, повторяю, крайне редкое явление. В целом же статины эффективны и безопасны. И всё же некоторые пациенты задаются вопросом: не получается ли так, что предотвращение инфаркта достигается ценой почечной недостаточности? Конечно же, нет, - считает профессор Винфрид Байль: - Риск отказа почек столь ничтожно мал, что ни один пациент не захочет отказаться от такого поистине сенсационно эффективного средства предотвращения инфарктов и инсультов, каким являются современные гиполипидемические препараты. Если их приём осуществляется под надзором высококвалифицированного врача, то такие тяжёлые побочные реакции, как рабдомиолиз или острая почечная недостаточность, практически исключены. Тогда чем же вызваны летальные случаи, побудившие концерн "Байер"отозвать медикамент? - Тем, что, во-первых, вероятность побочных реакций существенно возрастает, если принимать этот препарат в сочетании с некоторыми другими - а именно это, судя по опубликованной информации, и имело место в более чем половине случаев. Во-вторых, в США пациентам, как правило, назначали очень высокую дозировку медикамента - вдвое более высокую, чем принято в Германии. Такая дозировка не была достаточно изучена. И в-третьих, все эти осложнения были отмечены у и без того тяжело больных и очень пожилых пациентов. Выходит, виноваты врачи? - Отчасти да. То есть следует признать, что в ряде случаев были проигнорированы предостережения, содержавшиеся в прилагаемой к препарату инструкции. В ней изготовитель указывал на недопустимость сочетания "Липобая"с рядом других медикаментов - не только с препаратами на базе фибратов, но и с некоторыми антибиотиками и противогрибковыми средствами. Врачи, конечно, должны были предупредить об этом пациентов, - подчёркивает ганноверский профессор Винфрид Байль. А что теперь делать пациентам, которым был прописан "Липобай>? Профессор Бернд Людеритц, директор Кардиологического центра Университетской клиники в Бонне, говорит: - Они должны, конечно же, немедленно прекратить приём препарата, это совершенно очевидно. И обратиться к своему лечащему врачу. Сегодня медики располагают рядом альтернативных препаратов того же предназначания, которые не вызывают столь тяжёлых побочных реакций. Но и в этом случае я решительно не советовал бы принимать одновременно статины и фибраты. Эта несовместимость, столь драматически проявившаяся в случае "Липобая/Бейкола>, свойственна всей группе статинов, а не одному только церивастатину. В каком же направлении пойдут теперь научные исследования? Профессор Бернд Людеритц говорит: - Эта субстанция, положенная в основу "Липобая>, теперь, можно сказать, вне игры. В своей нынешней форме она дальнейшего применения уже, видимо, не найдёт. Тут исследовать больше нечего - если, конечно, будет подтверждено, что все эти летальные случаи рабдомиолиза в США, Испании и Германии действительно вызваны "Липобаем>. Что же касается других, альтернативных препаратов, то здесь исследования идут полным ходом. Например, так называемые суперстатины. Этот класс веществ предстоит очень внимательно изучить на предмет побочных реакций, особенно - в сочетании с другими препаратами того же действия. А вот профессор Петер Шёнхёфер, бывший директор Института клинической фармакологии в Бремене, оценивает ситуацию весьма скептически: - То, что сегодня происходит с "Липобаем>, есть следствие снижения требований к качеству клинических испытаний и упрощения процедур допуска препаратов под нажимом фирм-производителей. Сегодня наблюдается как бы откат от того, что было достигнуто прежде. В 60-е годы, после скандала с "контерганом"- снотворным на базе талидомида, вызвавшим тяжёлые аномалии развития плода у беременных женщин, - появилось осознание риска, связанного с лекарственными препаратами. По всей Европе законодательство в этой сфере было пересмотрено в сторону ужесточения. Новые законы потребовали от изготовителей лекарств более тщательного доказательства эффективности и безопасности их продукции, что привело к значительному росту расходов фармацевтических концернов. Те долго ныли и скулили, прожужжали все уши политикам, и с середины 80-х годов требования к качеству и надёжности процедуры допуска лекарственных препаратов стали шаг за шагом снижаться. Это привело к появлению на рынке, во-первых, бесполезных, а во-вторых - опасных медикаментов. Плоды этого развития мы и пожинаем сегодня. Более того, профессор Шёнхёфер полагает, что история с "Липобаем"вовсе не уникальна: - Отнюдь. Я уже сейчас могу назвать препараты, которые, с моей точки зрения, являются следующими кандидатами на изъятие из продажи. Это так называемые "сенситайзеры инсулина>, торговые названия "Актос"("Асtos>) и "Авандия"("Avandia>) - сахароснижающие препараты для лечения пациентов, страдающих диабетом 2-го типа. Эти средства, предназначенные для регулярного приёма на протяжении длительного времени, были допущены на рынок по результатам испытаний, продолжавшихся всего около 3-х месяцев. Между тем, сегодня мы уже знаем: хотя эти препараты действительно снижают уровень сахара в крови, но лишь за счёт того, что усиленно переводят его в жировую ткань. В ходе более длительных клинических испытаний неминуемо выяснилось бы, что диабетики, принимающие эти медикаменты, прибавляют в весе, а это может быть фатально, поскольку способствует развитию таких осложнений, как нарушения кровоснабжения, почечная недостаточность и слепота. Поэтому этот вид препаратов будет вскоре изъят из продажи. Впрочем, профессор Шёнхёфер не только критикует, но и предлагает пути выхода из кризиса: - Во-первых, процедуру допуска следует замедлить. Услужливость и заискивание контролирующих инстанций перед производителями лекарств недопустимы. Безопасность лекарств должна проверяться очень серьёзно, как это имело место в 70-х годах. Такие проверки могут длиться несколько лет, но любые попытки ускорить процедуру оборачиваются потерями для пациентов. Во-вторых, при оценке эффективности препарата следует руководствоваться не некими суррогатными критериями вроде снижения уровня холестерина в крови, а конечными клиническими целями, как то уменьшение количества инфарктов и инсультов. И в-третьих, если медикаменты предназначены для регулярного приёма на протяжении длительного времени, то и клинические испытания должны быть длительными, иначе надёжно удостовериться в безопасности препарата невозможно. У этой истории есть ещё один аспект, связанный с информационной политикой концерна "Байер>. Своё решение изъять препарат концерн до самого последнего момента скрывал даже от медиков. Профессор Петер Шёнхёфер этим возмущён: - Совершенно очевидно, что это ненормально. Когда пациент вдруг узнаёт, что препарат, который он принимал, изымается из продажи, он пугается. Используя налаженные информационные каналы, концерн "Байер"должен был заранее известить врачей и аптекарей, чтобы те были готовы к этой ситуации и могли успокоить пациентов. Но у Манфреда Шнайдера, председателя правления концерна "Байер>, есть на это весомые возражения. Он ссылается на правила, регулирующее деятельность акционерных обществ: - В частности, все новости, способные существенно повлиять на биржевой курс акций концерна "Байер>, мы обязаны публиковать в специальном сообщении, доступном одновременно всем инвесторам. Это предписано законом. Нам было запрещено заранее информировать отдельные группы - например, врачей или аптекарей, - этим мы превратили бы их в так называемых "инсайдеров>, то есть носителей внутренней, недоступной широкой публике информации. Так что в этом запутанном конфликте у каждого - своя правда. А закончить сегодняшнюю передачу я хочу словами Вернера Веннинга, члена правления концерна "Байер>: - Я думаю, во всей этой истории мы забываем одно обстоятельство: применение высокоэффективных лекарств всегда связано с побочными реакциями, и некоторые из них могут привести к смерти.Как ни крути, с этим тезисом нельзя не согласиться.

    Владимир Фрадкин, радиожурнал "Наука и техника" на "Немецкой волне"

    ПИСЬМО

    13 августа 2001 г.

    N 2510/8658-01-32

    О РЕГИСТРАЦИИ ПРЕПАРАТА ЛИПОБАЙ

    Министерство здравоохранения Российской Федерации сообщает, что регистрация препарата ЛИПОБАЙ (церивастатин), таблетки 0,1 мг; 0,2 мг; 0,3 мг и 0,4 мг, производства компании "Байер АГ" (Германия) в Российской Федерации приостановлена по просьбе компании. В соответствии с Федеральным законом "О лекарственных средствах" препарат ЛИПОБАЙ подлежит изъятию из аптечной сети и лечебно - профилактических учреждений и возврату поставщику.

    Заместитель Министра А.В.КАТЛИНСКИЙ

    Статья Елены Панковой на сайте Рокфеллер.

    ТАБЛЕТКИ-МАНЬЯКИ

    Таблетки-насильники Первые иски к компании Pfizer Inc. стали поступать сразу, как только она начала продавать виагру - первое эффективное фармацевтическое средство от импотенции. Поводы для судебных разбирательств всегда были драматичными. В 1998 году иски подали родственники шести мужчин, которые умерли от того, что слишком усердно принимали таблетки. А одна женщина подала в суд на фирму за то, что ее 72-летний <любовник>, который был импотентом, начав принимать виагру, излечился и сразу ушел к другой. Надо отдать должное Фемиде - иски против Pfizer пока в основном оставались без удовлетворения. Компания же не виновата, что ее чудодейственное средство начали принимать все без разбору, исходя из соображения <ну еще хоть разок, а там трава не расти>. А потом вместо спасибо начинали строчить иски, хотя были сами виноваты. Неблагодарность же виагроедов дошла до того, что Pfizer стали обвинять даже тогда, тогда ее лекарства были вовсе ни при чем. Так, в сентябре 2000 года суд Манхэттена отклонил иск некоего Роберта Селига, который требовал с компании $85 млн за перенесенный им в июле 1998 года сердечный приступ. Но 60-летний торговец антиквариатом из Нью-Йорка не смог доказать, что причиной приступа стали принятые им таблетки от импотенции. Суд предпочел поверить свидетельским показаниям кардиолога, который сообщил, что сердечный приступ его пациента был вызван <сильной закупоркой одной из сердечных артерий>. Суд учел излишний вес Селига и высокий уровень холестерина в крови - факторы, которые также повышают риск сердечных заболеваний. По словам одного из экспертов, Селиг выпил последнюю таблетку виагры за 4-6 дней до приступа. Таким образом, в момент криза средство уже было выведено из организма. Научившись отбивать атаки неблагодарных импотентов, Pfizer, казалось, могла вздохнуть свободнее. Но тут случилась новая напасть. На свою беду Pfizer разработала лекарство от еще одного бича человечества - менингита. И 28 августа 2001 года среду в окружной суд Манхэттена к Pfizer Inc. поступил новый иск. Он имеет еще более драматичную историю. На этот раз жертвами таблеток Pfizer стали дети. Причем негритянские, что для политкорректной Америки имеет очень большое значение.

    Таблетки-убийцы

    Иск против Pfizer подали нигерийские семьи. Они обвиняют компанию в <секретных испытаниях> препарата против вирусного менингита, в результате чего якобы пострадали 30 детей. Большинство из них умерли, а у остальных на всю жизнь повреждены мозг и печень. Как утверждают жители африканской страны, во время эпидемии менингита в Нигерии в 1996 году Pfizer поставила на местный рынок новый препарат <Трован>, не прошедший к тому моменту клинических испытаний. В результате в городе Кано на севере Нигерии из 200 больных, для лечения которых ввиду дефицита лекарств было использовано новое средство, 19 стали инвалидами, а 11 погибли. Семьи 7 из 11 детей, которые умерли после тестирования, теперь обвиняют корпорацию в <эксплуатации чужого несчастья в собственных целях>, нарушении ряда международных и американских законов, пренебрежении нормами медицинской этики. Как пишет Washington Post, фирма провела эксперимент без соответствующего разрешения. Документ, который позволял работать лаборатории, был составлен почти через год после окончания эксперимента. Однако стоит отметить, что тестирование антибиотика для внутреннего применения проводилось на детях и младенцах во время эпидемии менингита, унесшей жизни рекордного количества людей - 15 тысяч человек. Более того, по словам представителей Pfizer, Нигерийский комитет по этике знал об этих испытаниях, поэтому все бюрократические процедуры и были выполнены <задним числом>. <Когда гибнут дети, то нужно лечить их, а не добиваться проставления печати на бумажке>,- сказали в концерне. Не разреши Pfizer применять свое новейшее, пусть и не до конца проверенное средство, от менингита наверняка погибло бы больше детей. Компания выпустила официальное сообщение, в котором говорилось, что результаты исследований <показали положительное воздействие на большинство детей>, которые принимали препарат. Кроме того, по статистическим данным, в США и в Европе вспышки менингита, а тем более эпидемии - огромная редкость, поэтому предоставленную возможность по испытанию на тяжелобольных детях упускать было нельзя. К тому же, по словам испытателей, в Нигерии для лечения менингита используется лекарство, которое уже 50 лет как запрещено в США из-за сильнейших побочных эффектов. Антибиотик <Трован>, конечно, тоже не панацея. В 1997 году после проведенных испытаний департамент продовольствия и лекарств США разрешил применять в Соединенных Штатах антибиотик <Трован> (также известный как trovafloxacin). Однако после того как у больных появились признаки поражения печени, использование препарата как детского лекарства от менингита на территории США пришлось отменить. В Нигерии же этот препарат в широкой продаже не появился только потому, что, как и у всех импортных запатентованных препаратов, его цена слишком высока для жителей этой развивающейся страны. Однако употребление лекарства официально разрешено. Так что обвинения в адрес Pfizer, скорее всего, будут сняты - если только истцы не дойдут до обвинений в расизме.

     

    Таблетки-грабители

    Страдает от обвинений пациентов, которые по каким-либо причинам не смогли излечить свою почти неизлечимую болезнь, не только Pfizer. На днях получил продолжение еще один скандал, связанный с другим американским фармацевтическим гигантом - Eli Lilly, усилиями которого, кстати, в свое время Pfizer была лишена монопольного права поставлять виагру на рынок Великобритании. Eli Lilly, работающий над лечением рака на последних стадиях, обвиняется в сокрытии информации, что якобы привело к гибели нескольких человек. Фирма утаивала результаты внутреннего расследования деятельности аптекаря, который продавал разбавленные препараты, предназначенные для лечения тяжелых форм рака. С каждого рецепта аптекарь присваивал до $780. Иски были поданы в понедельник в Канзас-Сити, штат Миссури. Фармацевту Роберту Кортни предстоит ответить на четыре обвинения в смерти пациентов, которые получали препарат пониженной концентрации. В двух из этих смертей также обвиняется Eli Lilly. Еще пять человек, которые принимали препарат и чудом остались в живых, требуют возмещения ущерба. Фармацевтическая компания упоминается также и в двух из этих пяти исков. Дело в том, что фармацевт Роберт Кортни разбавлял противораковые лекарства Gemzar и Taxol в период с ноября 2000 по май 2001. Точное количество людей, получавших препараты пониженной концентрации, неизвестно. Обвинение говорит о 150 случаях разбавления, но адвокат обвиняемого настаивает, что число пострадавших - 30-35, поскольку многие получали несколько доз. Сторона обвинения требует не только наказать виновного и компенсировать ущерб родственникам погибших и пострадавшим. От руководства Eli Lilly ждут ответа, что именно ему было известно и почему компания не сообщила о своих подозрениях властям. Согласно федеральному закону, этого не требуется, но законы штата Миссури, по словам обвинителя, не позволяют ограничиваться только внутренним расследованием в подобной ситуации. Короче говоря, если фармацевты не хотят разориться на исках, им нужно просто прекратить разрабатывать сильнодействующие лекарства от страшных болезней и заняться производством одного активированного угля. Импотенцию и опухоли он не лечит, зато и претензий к производителям никаких - ни в Нигерии, ни в США. 31 АВГУСТА, 12:29

     

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.




    • 0
     Комментарии Комментарии (0)  Распечатать страницу Распечатать
     
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
     
     
     
       
    Все права защищены (c) 2000-2014 Газета "Аптека"